19:53 

СП2

Джонни Уокер
Raccoon.DV
5. КАНАЛЫ

С васильевского вернулись в отель, немного обжились там, я успел еще пробежаться по окрестностям в поисках спрайта, оказалось, что местные жители или его страшно не любят, или любят наоборот черезчур. По крайней мере, в тех нескольких убогих супермаркетах, что попались мне на пути, не оказалось на него даже намека (Ну, не Вильнюс, с его «Максимой» в двух шагах от «Альгирдаса»). А потом отряхнувшись мы отправились по Тверской (тьфу ты, Невскому) в стороны центра. И вот здесь уже Питер показал себя окончательно с правильной стороны.
С правильной стороны, это когда ты идешь вдоль канала Грибоедова, смотришь на дома над ним, на раскрытые окна, и страшно завидуешь парням, сидящим и курящим прямо на подоконниках, и даже собаке, коту и фикусу мирно седящим на одном подоконнике на четвертом этаже завидуешь. И тут же изнанка Гостинного двора, к которой выходишь от Фонтанки узкой внутренней улочкой, почти безлюдный парк, дворцы-призраки, лапы каменных львов, торчащие из деревянных ящиков.
Я еще был здесь, а мне уже хотелось сюда вернуться. Но пока мы еще раз вернулись в отель взяли теплую кофту для лисицы и отправились грузиться в лодку, отправившись наблюдать за разводом мостов -- куда ж без этого.

6. МОСТЫ

Удивительно, оказывается все кораблики и лодочки, даже самые маленькие, имеют собственные имена; я-то думал, что это привилегия только больших, взрослых судов. Правда нам здесь не повезло: наш катер назывался как-то вроде Сьерра-6 (рядом приткнулась Сьерра-5, и видимо где-то в окресностях болтались минимум 4 их близнеца). Зато на следующий день мы загрузились на еще меньшее суденышко, зато носящее гордое имя Калипсо.
Итак, мы устроились на самых лучших местах и отправились вверх по Фонтанке, по лабиринту каналов и мостов, в почти полной тишине и почти настоящей темноте, постепенно уходя из центра на все более пустынные окраины. В конце концов, справа от нас проплыл самый настоящий заброшенный пиратский замок, темный, заброшенный, со стенами поросшими деревьми, свешивающими свои изогнутые стволы над водами реки мойки; с аркой в стене, сквозь которую внутрь вполне мог зайти средних размеров парусник.
А потом пройдя сквозь длинный и низкий, больше похожий на водосточную трубу мост, вышли в Неву. С воды, она казалась огромной, широкой как залив, и со всех сторон в нее сплывались такие же как наш катерки. В конце концов появилось ощущение, что мы участвуем в регате.
А потом начали разводить мосты; когда куски дороги вместе с уличными фонарями начинают подниматься вверх, несмотря на то, что много раз видел это по телевизору, ощущаешь некую нереальность происходящего, как в сцене из фильма «Начало».
И так все мосты, один за одним.
Потом, на следующий день, мы снова отправились на катере, уже днем и в сопровождении умницы-экскурсовода, снова вышли в огромную с воды Неву, но первые впечатления все-таки самые сильные.

7. ВДОМАХ ИЛИ «МОРЕ, У НАС ВЕДЬ ЕСТЬ НАСТОЯЩЕЕ МОРЕ!»

Идея о том, что нам обязательно нужно дойти до моря, возникла у меря еще в тот момент, когда мы оглядывали панораму города с крыши Исакия.
Все города, стоящие рядом с морем на море концентрируются: куда не иди, все равно к морю выйдешь. Питер же -- очень необычный город у моря, в нем все крутится вокруг совсем других вещей, а море -- оно где-то сбоку и как бы совсем непричем. Оно обитает где-то на задворках, напоминая о себе только мачтами корабельных кранов на горизонте, если смотреть сверху, и нужно его еще найти.
Есть, правда, станция метро Приморская, но туда мы, подумав и внимательно рассмотрев гугл-карту не поехали. Поехали мы на Крестовский остров, за что получили бонус в виде белок, лисы и настоящего ливня в лесу. Если выйти из метро, потом долго идти по парку минуя полчища белок и туристов в направлении мачт строящегося нового стадиона «Зенита», а потом, в самом конце, свернуть налево, оказываешься вдруг в совершенно чудесном месте, когда вокруг тебя рыбные ресторанчики, летние веранды, лес, а чуть дальше за дорогой выходишь на берег, который, конечно, больше похож на свалку, зато под ногами у тебя плещутся волны финского залива, и дальше, если заглянуть за край Васильевского острова на том берегу, уже только вода до горизонта с торчащими где-то на горизонте парусами и силуэтами кораблей.
И твердое ощущение что свое коронное «У нас ведь есть настоящее море!» Масяня сказала именно на этом берегу.

8. ДОЖДЬ

А на обратном пути мы вдруг обнаружили крошечный зоопарк с настоящей маленькой лисой. Надо ли говорить, что свою лису я еле оттуда уволок; небо уже заволокло тучами, и нам определенно не хотелось попадать под дождь -- без зонтов, курток и кофт.
Но дождь грянул на полпути к выходу из парка. Вокруг были только деревья, которые худо-бедно защищали от ливня, а вот от летящих со всех сторон капель и брызг, как накатившего вдруг со всех сторон холода -- уже нет. Словом, мгновенные изменения питерской погоды мы почувствовали на себе. К метро подошли мокрые с ног до головы и такие же замерзшие.
Когда мы вышли на Чкаловской, дождь шел по-прежнему -- нормальная осенняя погода. Я очень ее люблю, но только не в шортах и футболке. Оставалось только нырнуть в близлежайший «Тануки», где было тепло и уютно. Там бы и сидеть, но нас дернул черт отправиться искать кафе «Ля-бимоль», «лучшее кафе Питербурга», по утверждению Марты.
С ним получилось тоже очень смешно. Мы все-таки его отыскали, по дороге еще немного промокнув и успев окончательно замерзнуть. Но температура внутри помещения оказалась заметно холоднее, чем снаружи. Это, кажется, было самое жестко закондиционированное кафе в моей жизни. И, блин, как невовремя!
Но кофе у них оказался очень вкусным. Жаль, мы не догадались попросить у этих садистов пледы, если бы они у них нашлись, там стало бы уже совсем уютно.
Дальше мы немного поскитались по Петроградской стороне, забив на планы дойти до Петропавловской крепости с Авророй, нашли, наконец метро и отправились в центр, с целью забуриться в один из многочисленных Кофе-Хаусов и дождаться там поезда домой.

9. ЗАДНИЦА

Видимо именно за это Питер под конец поездки повернулся к нам задницей. Задница у Питера оказалась в районе метро Сенная Площадь. Кстати, судя по личному опыту, у любого города задница находится в одном и том же месте: там, где рынок. Каким бы город не был прекрасным, это место всегда производит гнетущее впечатление. Толпы людей, обилие странных неприятных личностей, грязь, даже атмосфера вокруг словно бы пропитана каким-то негативным. Ощущаешь, что портал в ад расположен где-то в соседней подворотне.
В общем, как только мы все это осознали, мы с максимальной скоростью свалили. Благо, в ста метрах обнаружился канал Грибоедова, «Кофе Хаус» на углу. И даже попрощаться с Питером по-человечески у нас получилось. Последняя прогулка по набережной, кусочку Невского, еще 2 станции метро, и вот мы уже на борту Афанасия Никитина -- паровоза и купейных вагонов. И он тащит нас назад из северно-культурной столицы в обычную.

10. ЭПИЛОГ

Все же далеко не все нам удалось. Так и не посмотрели на Петропавловскую крепость и Аврору. На район Стрелки посмотрели только с борта катера; так и не раскрыли тайну станции-призрака Горьковской, которая вроде бы есть, но выходов из нее гугл-карта не ведает; в конце концов, так и не попали в Петергоф; не поискали тарелку зайца Бо под Выборгом.
Когда я ехал в Питер, я, глупый, думал: «Ну надо ведь съездить и поставить галочку, закрыть тему и к ней не возвращаться, в мире же столько мест куда хоть раз в жизни нужно попасть...» Теперь я хочу вернуться туда снова.
А еще я кажется понял, почему москвичи так не любят питерцев. Они им страшно завидуют. Возвращаясь из Питера сюда ведь и умом тронуться недолго от непереносимого когнитивного диссонанса.

Так что мы еще вернемся. Но пока нас ждет Вильнюс. Может, и оттуда что-то накорябаю ;)

@музыка: 10,000 Maniacs - More Then This

URL
Комментарии
2010-09-07 в 02:07 

Если я не в вашем вкусе,значит у вас плохой вкус.
Ужасно тепло от прочитанного) обожаю Питер, буквально грежу им.

     

Аварийный восход

главная