• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:12 

Профутбол.

Raccoon.DV
Итак, предупреждение: сейчас здесь будет первая в этом дневнике длинная-предлинная запись про российский футбол.
("Футбол - говно!" - просил передать его мнение по поводу Лисенок. Подчиняюсь.)

А в Российском футболе происходят очень занятные события. Наша страна вообще полна маразма не меньше чем воскресные утренники (с) Масяня), и футбол совсем не хочет от нее отставать...
Итак, сегодня должно состояться заседание КДК РФС (контрольно-дисциплинарного комитета Российского Футбольного Союза) - организации, ведающей наказаниями за различные нарушения. В повестке дня два вопроса.

Вопрос №1.

Наказание команды "Спартак" за "баннер" (так называется у болельщиков растяжка или плакат, располагаемый болельщиками на трибуне). Как правило сие произведение призвано как-то задеть болельщиков и игроков соперника. Все это началось уже давно и сейчас футбольные матчи чем-то стали напоминать дурной квновский конкурс, но не в этом суть.
Преамбула у истории такова: в конце прошлого года болельщики питерского "Зенита" на матче с московским "Динамо" растянули лозунг следующего содержания: "С..х ваш Яшин, с..хнет и "Динамо". Это произведение искусства, видимо, планировалось как ответ на динамовский: "Ленинградцы - блокадные крысы". Тот, оскорбляющий ветеранов всего большого города прошел почему-то совершенно незамеченым. Питерский же, оскорбивший память самого известного советского футболиста вызвал огромный резонанс. Московские телевидение и газеты оттоптались по теме по полной программе, вплоть до того, что пришли к вдове Льва Яшина, ткнули фотографией с надписью ей в нос и спросили, что она по этому поводу думает.
На несколько недель столичный обыватель забыл про собственных красно-белых и красно-синих деятелей, регулярно орущих в московском метро матерные частушки о собственных сексуальных отношениях с представителями других команд. Теперь главными зверями, для которых нет ничего святого, стали питерские. В Питере, кстати, все тоже резко осудили деятелей этого баннера, начиная с руководства клуба и заканчивая Михаилом Боярским. Представители фан-движения "Невский фронт" даже заявили, что нашли деятелей в своей среде и набили им морды.
Тем не менее, история благополучно раскрутилась и закончилась тем, что первый домашний матч нового сезона "Зенит" провел при пустых трибунах - болельщиков "дисквалифицировали на одну игру". На возражения, мол почему из-за нескольких отморозков нужно наказывать всех, включая тех, у кго посещение этого матча уже вошло в стоимость сезонного абонимента, в КДК резонно заявили: "Надо было не позволять отморозкам творить безпредел. Что, стоявшие рядом помешать не могли?" Кстати, кто был на трибуне знает - что там поднято рядом с тобой над головой, разглядеть невозможно. Иногда человек сам не знает, что он поднимает...
Но все это было раньше. Теперь отличились самые лучшие болельщики в мире - болельщики "Спартака".
На матче с другим "Спартаком" - из Нальчика эта интелектуальная элита собрала из буковок слово, призванное характеризовать всех представителей Нальчика и Кабардино-Балкарии. Даю буковки в алфавитном порядке: "Б", "В", "Е", "Ё", "О", "Ц", "Ы".
И вот дальше начинается самое интересное. Никакого шума в прессе не обнаруживается. Дальше больше - спартаковское фан-объединение "Фратрия" заявляет, что к вышеназванным буковкам никакого отношения не имеет, и "проведет по этому поводу тщательное расследование". Это при том, что в интернете спокойно можно найти видео, на котором весь фан-сектор (где, к слову, без согласования с "Фратрией" никто и кашлянуть не посмеет) скандирует эти буковки несколько минут.
И, наконец, те же самые спортивные издания, в которых несколько месяцев назад клеймили позором и требовали примерно наказать питерцев, сейчас говорят, что "нельзя же из-за нескольких отморозков наказывать всех болельщиков" (сравните с тем, что было выше). И самый главный аргумент - слово составлено из буковок, поэтому проконтролировать содержимое "баннера" при проносе на стадион милиция не могла. Правильно, составление слов из буковок слишком сложная задача для интелектуального уровня российских милиционеров...
Надо сказать, смех-смехом, а ситуация посерьезнее, чем в случае с Яшиным - УЕФА и ФИФА последнее время очень серьезно относятся к проявлениям национальной и расовой ненависти на стадионах, и за непринятие самых жестких мер РФС может здорово огрести от международных организаций.
При том, что у спартаковских фанатов это далеко не первый подобный факт: до этого был благополучно замятый факт синхронного вскидывания рук в фашистском приветствии большой частью спартаковского фанатского сектора на матче в Самаре и плакат «monkey go home!», посвященный собственному футболисту, темнокожему бразильцу Веллингтону - тогда тоже все аккуратно спустили на тормозах.
Представители московского фанатского движения - это вообще отдельная песня, те кто время от времени оказываются в московском метро в выходные знают, о чем я. Наконуне матчей гопники в красно-белых и красно-синих шарфиках наводняют подземку и подмосковные электрички и чувствуют там себя совершенно как дома. А их руководители в последнее время чувствуют себя очень важными людьми. Дело в том, что недавний президент РФС г-н Мутко порвел в жизнь своеобразный принцип: "Если не получается повлиять на ситуацию с фан-движением, нужно привлечь его на свою сторону..." В результате на свет появилась специфическая организация - ВОБ (всероссийское объединение болельщиков). Что это за объединение, и что за болельщики, легко понять, взглянув в честные глаза его руководителя, в миру известного, как Combat88 (для тех кто в танке "88" - зашифрованная абревиатура «HH», хайль-гитлер - известный символ неонацистов), одного из лидеров той самой "Фратрии". Теперь этот государственный человек регулярно появляется в разных футбольных передачах, его мнением по разным вопросам интересуются журналисты, а сама ВОБ занимается распределением билетов на матчи сборной, вот билетами на Чемпионат Европы они занимались.
Теперь к нему и его подобным ребятам принято относится очень уважительно, и они постепенно укрепляются в мысли, что они - такая же важная часть национального футбола, как футболисты и тренеры.
Про московскую фанатскую братию я вообще много могу рассказать.
Вот, как пример - с матом на российских стадионах наши футбольные руководители борются давно и безуспешно. Тут хороши все, но если питерский заряд: "Ох...нно, ох...нно, мы играем ох...нно" - хотя и способен оскорбить присутствующих на стадионе детей и беременных женщин, по сути позитивен, то московские стандарты от него отличаются. "И коней (прозвище фанов ЦСКА) мы от...ём, и бомжей (прозвище фанов "Зенита") мы от...ём..." - фаны ЦСКА заменяют в этом гимне "коней" на "свиней" (обидное прозвище фанатов "Спартака")
Вообще нездоровый интерес этих молодых мужчин к теме орального секса между людьми одного пола наводит на размышления - абривиатуры "ОуКС" и "ОуКБ" в беседах с представителями вражеских лагерей распространены в крайней степени. Видимо, проблемы тяжелого детства...
Ну вот сами подумайте, как можно остави ь без зрелища этих милых приятных людей?

Вопрос №2.

В прошлом туре в Санкт-Питербурге прошел матч между "Зенитом" и московским "Локомотивом". Обе команды сыграли довольно посредственно, матч закончился вничью - 1:1.
Но в конце матча тренеры "Зенита", как это называется по-русски, "накосячили".
Дело вот в чем. Пару лет назад РФС ввело правило, ограничивающее количество иностранных футболистов, которые одновременно могут появиться на поле в составе одной команды. В прошлом году их было 7, в этом - 6. Это было сделано с целью защиты российских игроков, потенциальных игроков сборной от вытеснения их из состава. На самом деле при остром дефиците российских игроков хорошего уровня, связанном с развалом детских футбольных школ в 90-е, это привело только к резкому росту зарплат и контрактов у имеющихся российских футболистов, в результате в целом посредственные футболисты стали получать значительно больше, чем заслуживают в соответствии со своим уровнем, и окончательно почувствовали себя незаменимыми... Но это тема для другого разговора.
Итак, в самом конце матча тренерский штаб "Зенита" вместо российского нападающего Погребняка выпустил на поле турка Текке, который стал седьмым иностранцем. Свой ляп тренеры заметили сразу же и тут же заменили хорвата Крижанаца на россиянина Широкова. В итоге с лишним "легионером" "Зенит" провел 4 минуты. Счет матча за это время не изменился.
Собственно говоря большая часть болельщиков в это время подумала: "Ну е-мое, 0:3". В том, что "Зениту" теперь защитают техническое поражение, никто не сомневался.
Однако, после окончания матча вдруг выяснилось, что в Регламенте о проведении соревнований есть пункт о ограничении количества легионеров, но нет пункта о наказании за нарушение этого количества. Есть пункт о присуждении команде технического поражения в случае, если за нее на поле выходит игрок, не имеющий права за нее играть. Однако Текке был заявлен на игру и выйти на поле имел полное право.
Кроме того, в Регламенте обнаружился пункт, согласно которому ответственность за правомерное проведение замен возлагается на судейскую бригаду, в частности на четвертого, резервного арбитра, который, собственно, и разрешает замены. Кстати, проконтролировать количество "легионеров" не представляло для него никакого труда - в карточке на замену, которую подает тренерский штаб, иностранцы выделены другим цветом. К слову, из-за этого эпизода вся судейская бригада получила от инспектора матча "двойки".
В дальнейшем, представители КДК заявили, что при вынесении решения будут руководствоваться соответсвующими занонами УЕФА и ФИФА. Одно но - в законах УЕФА и ФИФА вообще нет правил, ограничивающих количество иностранцев в составах команд.
В принципе, в подобной ситуации самым правильным было бы следующее. В духе подписанных всеми командами перед началом сезона соглашений о соблюдении принципов "фэйр-плэй" руководители "Зенита" и "Локомотива" соглашаются, что нарушение не повлияло на ход и результат матча (на самом деле, можно, конечно, предположить, что замененный на 4 минуты позже нападающий "Зенита" Паша Погребняк, за это время успел бы как раз добежать до своих ворот, и заковырнуть туда автогол - но для этого нужно обладать слишком буйной фантазией), и результат остается в силе. "Зенит" признает свою ошибку, платит штраф за нарушение регламента. А КДК оперативно вносит в него поправки, четко определяющие ответственность за подобные нарушения впредь.
Кстати, главный тренер "Зенита" Дик Адвокат на послематчевой прессконференции полностью признал свою вину за случившееся, а руководство клуба заявило, что примет любое решение КДК.
Зато руководство "Локо" тут же заявило протест, требуя признать техническое поражение "Зенита", и, соответственно, техническую победу "Локо". В принципе их тоже можно понять - команда в которой играют 4 игрока российской сборной и уйма недешевых легионеров, второй сезон с молодым тренером Рахимовым проводит крайне невразумительно, и хорошего настроения владельцам команды ОАО "РЖД" (каждый раз когда я покупаю билет на поезд до Москвы и обратно, я задумываюсь сколько рублей я сейчас вложил в зарплату локомотивным футболистам и в компенсацию затрат на не так давно постронный красавец-стадион) все это не прибавляет. Еще пара порУажений, подобных недавнему 1:4 от ЦСКА, и со своих постов могут полететь и тренер Рахимов и гендиректор... Тем не менее, красивыми действия локомитивного руководства все равно назвать трудно.
Пикантности ситуации добавляет то, что в самом "Локомитиве" на поле, как правило, выходят 7-8 иностранцев, если считать российского гражданина, игрока сборной Нигерии Питера Одемвингие и российского гражданина, игрока сборной Молдовы Станислава Иванова. Ситуация интересна тем, что согласно российскому законодательству двойное гражданство у нас разрешено только со странами, с которыми у РФ подписан соответствующий договор, а такой договор у России имеется только с Таджикистаном Туркменией. При этом по правилам УЕФА и ФИФА за национальные сборные могут играть только граждане этих самых стран. Оба вышеназванных "россиянина" - действующие игроки своих сборных. Есть тут какой-то подвох, вы не находите?
Вот такие дела. Здесь опять же интересно то, как все это освещается в центральной (московской) прессе: "Наказать "Зенит" надо обязательно, что б другим неповадно было!" "Очки с них снять еще!" - продолжают мысль самые продвинутые.
Известный болельщик "Локо" актер Баринов говорит: "Должно быть техническое поражение! Но мы знаем какой у "Зенита" административный ресурс, так что они отделаются штрафом..." Ага, мы видели этот "административный ресурс" в случае с "баннером", особенно по аналогии с неимеющей "административного ресурса" "народной командой "Спартак"...
"Будет штраф 50000 рублей. В дальнейшем можно будет платить по 50000 за каждого лишнего иностранца и играть спокойно..." - иронизирует еще один знатный локоболельщик, "комедист" Таш Саркисян, закрывая глаза на то, что его любимая команда уже решила сходную проблему совершенно бесплатно...
Больше всего порадовал одиозный российский судья Игорь Егоров: "Зенит" должен извиниться перед судьями, безвинно пострадавшими по его вине". Ага, и лучше всего на коленях и на Красной площади.

В общем, оба решения контрольно-дисциплинарный комитет будет принимать сегодня. Совершенно не удивлюсь, если "Спартак" отделается штрафом, а питерцы получат по полной прграмме. Для этого КДК достаточно принять изменения в Регламент и по ним (задним числом) вынести свое решение.
А что, вполне в духе отечественной юридической школы...
Вот такие дела.

Я извиняюсь, что настолько много букв, но вдруг кому-нибудь интересно...
Коментарии открыты ;)

@музыка: Сплин - Матч

@темы: Умные мысли

00:52 

Одиночество в сети.

Raccoon.DV
(Маршрутка едет в Быково, в наушниках Clearlake и The Cooper Temple Claus сменил Chris Cornell. Целых пять «C» за неполный час.
Я тыкаю стилусом в наладонник, надеясь на выходе получить еще одну длинную умную запись, которую никто не прочтет.)
Итак, я появляюсь здесь, исчезаю, твердо решаю, что буду писать регулярно, и снова исчезаю на пол года...
(В маршрутке трясет, зато пахнет "лашем" и шикарный снег за окном.)
...И все это не потому даже, что лень. Все дело в том, что когда-то, несколько лет назад я обитал скорее тут, чем там, в реальном мире. А сейчас наоборот - скорее там, чем здесь. А здесь многих из тех, с кем мне было интересно общаться, уже давно нет, многие со временем изменились настолько, что уже просто не находишь параллелей. Так ведь тоже бывает.
А с остальными - вроде остаются здесь, но при этом какой-то груз недоговореностей накапливается и кажется, что ты сам виноват во всем этом. Может и хочется сказать несколько теплых слов, но уже даже не знаешь, как все это будет воспринято. Может, и не нужен ты уже никому, может быть, то, что было сделано и не было сделано, тихо и незаметно зачеркнуло все, что можно было назвать расплывчатым словом "отношения".
И сейчас все эти слова - как будут восприняты? Как слова совершенно чужого человека?
А еще ведь абсолютно непонятно, те слова, которые я вытащу из себя, вообще интересны хоть кому-то (кроме тех, из которых и так состоит та, реальная составляющая моей действительности).
Вот высыплю я из себя сюда какое-то количество буковок, а потом меланхолично наблюдаю отсутвие циферок в графе "новые коментарии". И думаю: а зачем, нужно жто вообще хоть кому-нибудь...
(Лакуна. Затемнение. Еще пара дней прошла, я сижу со стаканом чая в темном поацкартном вагоне. Интересно, я теперь знаю, что подмосковные электрички умудряются опаздывать на четверть часа. И еще на удивление много людей покупают в половине двенадцатого ночи в кассах Беларусского вокзала билеты на конец мая в разные экзотические места вроде Саранска, Апрелевки и Санкт-Петербурга...)
...Да я ведь говорю обо всем что выше, совершенно не для того, что бы все 92 моих ПЧ пришли и сказали: "Нет-нет-нет, мы все тебя читаем".
Просто ведь даже интересно:
Может, эти люди просто так, и на самом деле никто меня не читает.
Или же я пишу здесь все время какую-то хрень, галиматью никому не нужную и неинтересную и не стоящую килобайтов ею занимаемых.
Я не знаю.
Вот и выходит, что начинаю я что-то здесь излагать, и на середине задумываюсь - а зачем, лучше бы чем страдать ерундой, попробовал бы дописать хоть что-то из груды неоконченной писанины. Или просто потратил бы время на что-то полезное, например, сон.
Вот и сейчас разошелся здесь. А ведь известно, что длинные записи никогда никто не читает.
А хочется того, что подразумевается под коментариями на жтом сайте. Дискуссий. Правда-правда. Не очень даже важно, о чем.
Я в принципе, одинокий человек. Мне так, в общем-то, комфортно. Я так в общем-то, приывык.
Я и со старыми друзьями общаюсь раз в полгода. Хотя вот под рукой аська. Вот - корпоративный телефон с халявным межгородом. А гоядишь на него и просто не понимаешь, что сказать.
И здесь, словно Очень Одинокий Петух, сидишь в полутьме, отправляешь поток буковок в одностороннее движение...
А иногда хочется разнообразия.
А вдруг?..
А фиг.

@музыка: The Cooper Temple Clause - Damage

@темы: Умные мысли

04:22 

Zebriskie Point.

Raccoon.DV
"Центральное телеграфное агенство Кореи сообщило, что через несколько минут после старта, за которым наблюдал лично верховный главнокомандующий Ким Чен Ир, спутник "Кванменсон-2" благополучно был выведен на орбиту.
При этом, со ссылкой на американских и российских военных мировые агенства сообщили, что никакого северокорейского спутника на орбите нет. Что это может означать - то ли что спутника не было вообще, то ли что его запуск оказался неудачным, никто сказать не берется..."

"Весь народ сплотился, цель у нас одна: над Северной Кореей - вечная весна!" - разливались в эфире песни о великом вожде Ким Ир Сене и его сыне, дорогом товарище Ким Чен Ире. Трансляция шла из космоса с только что запущенного северокорейского спутника, утверждало радио КНДР...
Потом на экранах показался сам Ким Чен Ир в окружении ученых. Он похвалил их "за новые достижения в освоении мирного космоса" и повторение успеха 1998 года, когда Северная Корея заявила о выводе на орбиту спутника "Кванменсон-1".
Именно что заявила: ни тогда, ни сейчас ни одно космическое агенство мира не зафиксировало выхода спутника на орбиту..."

(с) пресса.

КНДР - моя слабость. Любые новости о ней интересны. Страна абсолютно сюрреалистическая. Иногда начинает сладывается впечатление, что такой страны не существует, и это такой то ли литературный, то ли культурологический проект. Как будто кто-то решил воплотить в медийном пространстве идею "1984" Оруэла.
А идея со спутником как будто взята со страниц "Омон Ра" Пелевина - самого злого поклепа на советскую космонавтику, книжки, очень поразившей меня в юности.
Параллельная реальность, которая существует только в головах корейского народа и его любимых руководителей. Единственная реальность для местных жителей страны, где интернета нет, радиоприемники ловят лишь одну волну, а радиолюбительство карается смертью...
Или вот взять метро, которое, опять же, по сообщениям северокорейских СМИ, стало великим достижением корейского строительства и было, как и все в КНДР, построено иключительно собственными силами. На самом деле метро в Пхеньяне строили китайские инженеры по китайским-же проектам. К тому же, оно так и не было достроено; строителям так и не удалось форсировать реку - в результате одной из крупнейших катастроф в истории метростроения погибло несколько сотен строителей. Точных данных об этом, как и все, что случается внутри страны, конечно же нет.
К тому же, по словам иностранцев, проживавших в КНДР, метро так и не было запущено в постоянную эксплуатацию, а в последнее время его и вовсе запускают лишь тогда, когда в Пхеньян приезжают иностранные делегации... Так и представляется, как утром дня "Х" толпы столичных жителей загоняют в метрополитен, и все они старательно делают вид, что спешат по своим обычным ежедневным делам. Очень по-пелевински, между прочим. А с космонавтикой теперь так вообще стопроцентное попадание, прямо писательское предвидение. И когда читаешь: "первая ступень отделилась через 9 секунд и упала в Тихом океане..." - мурашки бегут от полной художественной достоверности... Если вы понимаете, о чем я.
Оруэлл-же, судя по всему, является для корейских руководителей настольной книжкой, наряду с Марксом.
И уж окончательный сюр - сообщения о многочисленных переводах трудов Великого Ким Ир Сена на все мировые языки. Вот, например, "цитата" болгарского издателя: "Для нас огромная честь выпустить перевод книг величайшего мыслителя в мировой историиге, Великого вождя Ким Ир Сена. Его мысли являются кладезем мудрости и мировым достоянием..."
Даже интересно, что он (издатель, а не Великий вождь) сказал на самом деле.

"Я купил журнал "Корея" - там тоже хорошо.
Там товарищ Ким Ир Сен, там все то-же, что у нас.
И все идет по плану..." (с)

@музыка: Егор Летов - Все идет по плану

@темы: Умные мысли

00:11 

М-1

Raccoon.DV
И вот я в полупустом салоне вполне себе комфортабельного автобуса. Выехали на трассу. Завтра где-то между 5-ю и 6-ю буду в Москве. В наушниках готическая девушка Chiasm, а мысли бегут впереди и, кажется, уже покинули Смоленскую область.
В последнее время заметил, насколько тяжелее мне дается письменно формулировать какие-то собственные мысли и чувства. Не то что, даже, тяжелее даются, просто в меня все глубже внедряется формула: "лучше молчать, чем говорить". Вот прочитал что-то или увидел, подумал или насладился... и пошел дальше.
А еще я - чукча, все-таки. Со времени поездки в Минск думаю о том, как бы и где найти себе беларусский шампунь, а фирменный "витэксовский" магазин у меня в соседнем доме находится.
"Москва -368" проскочила надпись справа по курсу. Всего ничего.

@музыка: Chiasm - Reform

@темы: Умные мысли

14:42 

Ласт Ф.М.

Raccoon.DV
А главная радость в том, что я все-таки прилепил к своему HTC3400 Mort Player и Pocket Scrobbler. Так что сбылась мечта идиота - прослушанные трэки скробблятся прямо из кармана!
Да, если кто-то из моих уважаемых ПЧ понимает, о чем сейчас речь, то милостливо прошу: Мой Last.FM
А то почему-то почти никто из моих знакомых этой фигни не разделяет...
Все таки то, что звучит у меня в ушах - не такая уж маленькая часть моего внутреннего мира. Ненамного меньше, чем та, что здесь.

@музыка: Cat Power - Moonshiner

14:00 

Снимем все, и все вопросы!

Raccoon.DV
С аномально теплым мартом синоптики, конечно, снова проврались, но снег все-таки растаял. "Запахло весной, чему-то отбой...." - что-то такое из кошмарного русскошансонного творчества, которое против своей воли приходится слышать в вагонах поездов и кабинах грузовых машин, к счастью, не часто. У меня еще папа с ума сошел, и тоже последнее время оное слушает...
Я там много про что обещал написать, и как всегда.
Во-первых, "Знамение". Кстати, фильм хороший. И я даже не буду обсуждать то, по поводу чего, наверняка все зубоскалят: про "9.11.01", которые среднестатистический американец готов на раз выцепить из любого ряда цифр. У арабских идиотов тоже вот хватило ума прочитать "нет бога, нет пророка" в перевернутой вязи coca-cola... И по поводу координат по gps навигатору. Идея все равно хорошая. Нравится мне подобная "найтшамьяловщина", честно говоря. И унылая рожа Кейджа тут удивительно к месту. И типажи детей американский кинематограф научился находить удивительно точно - киностудии имени Горького у них учится бы и учиться.
Жалко только, что идея с цифрами перетекла в такую банально-христианскую развязку. Я все-таки ожидал от нее большего Хаоса. С цифрами в фильме "Пи", например, поступили интереснее. Но все равно.
Во-вторых, про шашлык. Мой сосед по квартире, дальнобойщик Вася торчал здесь несколько недель, попутно жаря шашлык в мангале прямо на лоджии. Шашлык получался очень даже ничего, и пожарные, как ни странно, ак ни разу не приехали. В целом было весело. Особенно утренние перебранки с приятелем-таможенником. "Все таможенники п....!" - "А все дальнобойщики тупые! Дальнобойщиков придумали таможенники, что б было на ком деньги зарабатывать..."
Таможенникам круто, никакой финансовый ПЦ им не страшен. Чего я не таможенник? Хотя, у них все-таки карма плохая...
А последняя пачка денег благополучно закончилась и непонятно когда опять начнется. Зато снег все-таки растаял. И жизнь продолжается.
И мы гуляем. Мы крутые. И мы хорошие. Не злые.
Как-то так.

@музыка: Brainstorm - Day Before Tomorrow

07:48 

"Денег осталась последняя пачка"

Raccoon.DV
Итак, мы ведем свой прямой репортаж с переднего сиденья автобуса №424, следующего по маршруту Раменское - Москва.
Утро понедельника, 7:36 утра, я еду в кино. Все нормальные извращенцы так делают. И народу меньше (мы, извращенцы - народ эксклюзивный), и дешевле, что в условиях (Последствий) Мирового Финансового ПЦ тоже важно. "Это у него последствие такое" (с) мама Темы Лебедева Татьяна Ильинишна Толстая. Ага.
Автобус трясет, и я не попадаю стилусом по буквам.
Так что на сим закругляюсь, про "Знамение", унылую рожу Николаса Кейджа, шашлык на лоджии, таможенников и дальнобойщиков, и про что-нибудь еще расскажу вечером из поезда. Там качает меньше.

@музыка: A-Ha - Cold As Stone

08:45 

Москва.

Raccoon.DV
Москва обвешана жуткого вида плакатами с жуткого вида с Владом Топаловым и надписью крупными буквами: "Касается меня. Касается тебя". По-моему, это мерзко. Лично я совсем не хочу, что бы Влад Топалов меня касался.

@музыка: Brainstorm - Выходные.

22:56 

Буй.

Raccoon.DV
А тем временем, Shadow|Walker благополучно реанимировался, а я уже почти приехал.
И это офигенно круто!

@музыка: Pink Floyd - High Hopes

09:51 

Балезино.

Raccoon.DV
Итак, мы приближаемся к Европе. HTC уже умудрился два раза сесть, доказывая, что идеальных вещей не бывает.
Из первоначальных моих попутчиков остался лишь Руслан, двое новых лежат на верхних полках и желания общаться не проявляют.
Оно и к лучшему. Минус только в том, что появилось радио. Я, кстати, иногда чувствую себя инопланетянином, потому что кажется я один в этом мире не знаю, кто такой Жека и чем он отличается от Стаса Михайлова.
Я бы даже послушал может быть, для приобретения пары лишних пунктов опыта, но у меня сразу вянут уши и когнитивный диссонанс начинается. А тут еще поставили что-то феерическое - оно сначала спеоло песню про малолетку который врезался на папиных жигулях в автобус с детьми, потом про Афганистан, и все это на один и тот же мотив песни "...Объясни, зачем уходишь от меня", кажется так.
Мдя, а на мой вопрос, как на Западной Укроине к русским-то относятся, он ответил: "Да нормально, у нас только металлистов не любят. А где их любят?.."
Странный, странный мир.

@музыка: Мельница - На север

13:55 

Ишим.

Raccoon.DV
Тайга закончились, теперь на ее месте частично покрытая березами и осинами равнина. Как всегда, ближе к середине пути появляется мысль: е-мое, куда это я забрался?
А т. Марта, кажется, наконец написала книжку с финалом: "...и жили они долго и счастливо".
Но получилось здорово.

@музыка: Крапива - Туман

09:26 

Омск.

Raccoon.DV
Пьем второй раз завапенный зеленый чай и беседуем. Среди тем: ледяные фигуры и фигуры из снега; якутские дети и идиоты с лопатами; Сергей Довлатов и Бернард Вербер; поезда, автобусы и самолеты; старообрядцы, моторные лодки и водоплавающие джипы; клюква и пыль грузинских дорог. А за окном все так-же стонут провода... нет, это уже голый плагиат. К тому же нифига они там не стонут, бред это.
Вот раньше когда у меня не было велосипеда когда я не был smart mobility, я всегда переживал, что когда приходит в голову мысль, которую хочется записать, записать ее и некуда. Теперь, думал, такого больше не будет. Ан нет. Все равно они приходят, когда умный девайс заперт в каморке проводника и заряжается.
А поезд едет на запад, я смотрю на север, потоау что юг загорожен одеялами и жду Аномально Теплый Март.

@музыка: Аукцыон - Дорога

21:06 

Мариинск.

Raccoon.DV
Феерические чуваки из середины вагона уже разлили на полу какую-то дрянь, и когда проходишь мимо них по коридору, прилипаешь.
А просмотр кучи серий "Прожектора Пэрис Хилтон" за 2008 год вкупе с прочтением книжки, действие которой происходит в странах Восточной Европы, позволяет кое-что понять о них и о нас. Кажется в этой стране уже нельзя чувствовать себя комфортно, не говоря гадостей о тупых эстонцах, фашистах-латышах, "пшеках", "фрицах" и т.п. А там, на уютных улочках своих уютных городов просто живут милые люди, которые задумываются о своих соседях куда меньше, чем жители огромной, бесящейся от осознания своей значительности страны. И в подъездах, подземных переходах и тамбурах электричек у них не нагажено.

@музыка: Сплин - Первый снег

@темы: Умные мысли

20:34 

Тяжин.

Raccoon.DV
Свет в вагоне погас, тихо, если не считать стука колес, попутчики либо спят, либо тыкают в свои электронные девайсы. Я тыкаю в свой.
Соседей трое, прямо как в купе - боковые места занимают одеяла.
Напротив - немногословный парень из Украины по имени Руслан; надо мной сырный технический директор из Новосибирска; а также симпатичный бородатый дядечка художкик из Екатеринбурга. Уже успели обсудить: кризис, мобильную электронику, метро, фонтаны, чай, коньяк и колбасу...
Самое интересное - всегда в начале. Сидят 4 взрослых человека друг напротив друга, молча и делая вид, что они в одиночестве. Потом, наконец, кто-то один (на этот раз художник) начинает о чем-то разговор, а кто-нибудь другой (на этот раз я), протягивает руку и говорит: "Кстати. Надо познакомиться". И контакт и непринужденная атмосфера налажены...
А за окном чернота, в которой прячутся деревья, овраги, редкие одинокие домики, столбы с проводами и много-много тонн снега. То, что все это там есть, сменяет одно другое, и будет так же сменять, не повторяясь, еще двое с половиной суток, все это как-то успокаивает. Мир - довольно большая штука. Вот доеду до какого-нибудь очередного населенного пункта с мудреным названием, и выложу все это в сеть. С ощущениями от дороги, как со снами, постоянно не находится слов что б объяснить. Описать. А хочется.
"...Я ненавижу поезда", - поет в своем новом рэпе новый русский Уилл Смит Паша Воля. Странный парень.
"...И вроде много лаве, купил себе СВ, но ночь, тамбур, сигарета... И мысли в моей голове..." - как-то так. Все почему-то так боятся мыслей в своей голове. А что же у них там находится все остальное время?
...Поезд встает возле очередной, затертой льдами платформы, кто-то выходит с вещами, кто-то просто покурить. Наверху экрана появилась буковка "G". Я нажимаю "опубликовать".

@музыка: A-Ha - Stay on These Roads

14:11 

Вдыхая воздух свободы...

Raccoon.DV
...Выкатился.

@музыка: Кино - Стук

09:38 

А город.

Raccoon.DV
Он меня укусил! В лице (точнее зубами) большой белой собаки с розовым носом, волочащимся ошейником и бредущей поодаль флегматичной старушенцией ("не бойтесь, он не кусается, только бегает..."). Ага, как бы не так -- подпрыгнул деловито на ходу цапнул за рукав спортивно-беговой куртки, без дырок, зато со следами слюны на конце рукава... и убежал дальше. Предупредил, можно сказать, дескать, "все, хватит, нагостился, давай, вали уже подобру-поздорову..."
А то ведь на 10 сантиметров в сторону, и бегал бы я оставшиеся полтора дня по окрестным поликлинникам, делал прививки от бешенства...
Да уже я, уже, вот-вот, чего он?!..

@музыка: Ла Манш - Погляд

05:42 

All work and no play makes Jack a dull boy.

Raccoon.DV
Завтра я уезжаю домой. Кажется, что бы наконец уезжая отсюда чувствовать "домой", а не "из дома" надо было окончательно потерять и размыть само это понятие. Ни одно из мест, в которых я временами обитаю, у меня не получится полноправно назвать "домом". Есть в этом какая-то неустроенность. И все равно это правильно.
Кажется, я наконец осознал, что мой родной город со времени моего отъезда окончательно изменился. И, кажется, я все-таки окончательно понял, что он уже не мой родной город, а просто хороший, красивый... куда приятно приезжать. Но не возвращаться. Отпустил он меня, кажется.
И теперь я хочу в Город, Который Любит Всех Пугать. Так себе местечко, на самом деле.
Но там ты.

@музыка: Кино - Последний герой

17:01 

Палки/Доски.

Raccoon.DV
Недавний диалог у телевзора, я и папа:
-- Привет. Чего смотришь -- биатлон?
-- Лыжи. Наши бьют все рекорды.
-- В хорошем смысле или в плохом?
-- Наша мужская сборная - одиннадцатая. На 4 минуты отстали...
-- Ну так правильно. Они же так старались, готовились. А тут вдруг оказалось, что антидопинговый комитет умеет обнаруживать новый эритропоэтин... И весь подготовительный период насмарку!

@музыка: Крапива - Аллах-акбар!

08:13 

Smart mobility

Raccoon.DV
Новенький htc 3400 почти за полцены сделал меня мобильным и снова соединил меня с глобальной сетью - и я очень этому рад, между прочим.
Как говорил В.Стрельников, "и снова здравствуйте!"
В сибири как-то не по-сибирски не холодно, мне уже нужно собираться лечить зубы, на балконе тепло и ярко, жизнь продолжается, и весна уже, кажется, наступила.
Вот такие дела.
Да, и уже через 6 дней я тебя увижу.

@музыка: Сплин - Скоро будет солнечно

00:04 

Подарок.

Raccoon.DV
Это один из аэропортов -- обычный, не очень большой, но и не совсем крохотный; скорее провинциальный, но довольно современный; двухэтажный, с залами ожидания на втором этаже, магазинчиками и кафешками, выстроенными в ряд, и огромным окном во всю стену, выходящим на взлетное поле.
Здесь зима -- время, когда рейсов не так много, и людей в здании почти нет: на весь огромный зал ожидания с рядами металлических кресел, может быть, от силы десятка четыре спящих, читающих газеты, вполголоса переговаривающихся с соседями, тупо глядящих перед собой.
Сейчас раннее утро -- тот самый момент, когда уже совсем светло, хотя ты не понимаешь когда это оно успело, ведь только что была ночь; момент, который лучше всего встречать в своей постели, под своим одеялом, а не стоять в полупустом зале ожидания, прижавшись носом к стеклянной стене, вглядываясь в заснеженное летное поле за ним.
Подобно девушке в теплых мягких сапожках без каблука, джинсах и светлой куртке, над которой выглядывает ворот серого теплого свитера; с длинными, темными волосами, забранными в чуть растрепанную, "а-ля Лара Крофт" косу с выпущенными по краям над ушками торчащими вверх прядками, напоминающими беличьи кисточки; с болтающейся на плече черной сумкой, достаточно удобной для того, чтобы ходить с ней повсюду, и достаточно большой, чтобы вместить в себя здоровенный фотоаппарат, пару объективов, вспышку и еще кучу разной необходимой мелочи, включая монеты разных стран и жетоны метро из разных городов.
Девушка прижимается к стеклу и глядит на самолеты, отсюда похожие на склеенные из пластмассы и цветной бумаги модели, на занесенных снегом стоянках и белое зимнее небо над ними. За ее спиной на большом цифровом табло мерцает надпись: "Рейс хххх задерживается". Небо остается чистым, белым и отделяется от такой же белой земли только тонкой черной полоской леса на другой стороне летного поля. Там, за стеклом падают, кружась и танцуя, снежинки, внизу все тонет в сугробах, маленькая, похожая издали на игрушку снегоуборочная машинка сгребает снег с бетонных дорожек, по которым должны разбегаться и тормозить взлетающие и садящиеся самолеты. А небо по-прежнему остается пустым -- ни одной черной точки на фоне мириадов белых.
...Если смотреть на белое-белое небо над черной в белой каемке снега линией леса так долго, что уже видишь его перед собой даже закрывая глаза, а потом мысленно собрать все белые точки в одну черную -- и не важно, открыты в этот момент глаза или нет -- она может появиться. Но нет, не появляется, лишь все то же кружение белых снежинок на фоне белого неба, которое притягивает взгляд и тащит за собой из зала ожидания сквозь стекло, воздух, снег и покрытые инеем ветви -- то ли сон, то ли воспоминание.

В которой старая извивающаяся буквой "Z" дорога, взбирающаяся на опушку, перебегающая через деревянный мост и прячущаяся в лесу; и протоптанные в полуметровом слое снега тропинки, пересекающие эту дорогу и уходящие в разные стороны, петляя между деревьев; и тонкая извилистая речка, закованная в лед и засыпанная снегом, как и все вокруг; и столб белого дыма от печной трубы дома, находящегося где-то там за лесом, поднимающийся над деревьями и уходящий ровно вверх; и хоровод огромных, пушистых, идеально правильных снежинок над опушкой, рекой, дорогой и деревьями. И здесь-же: девушка с длинными темными волосами забранными в косу, беличьими ушками, в светлой куртке, джинсах и мягких сапожках без каблука, в ее волосах, на ресницах и на пушистом вороте свитера застряли снежинки, на шее лямка фотоаппарата, фотоаппарат в руках, она щелкает затвором пытаясь поймать в фокус еще двоих -- парня и большую, серую, очень пушистую собаку, что носятся вокруг наперегонки. Парень одет в черную куртку, капюшон отброшен назад. У него медные рыжие волосы, не слишком длинные, зато не особо причесанные, тонкий прямой нос и серые смеющиеся глаза. Без каблуков девушка едва достает ему до подбородка, хотя она скорее высокая, чем нет. Время от времени возникает ощущение, что он несколько старше, чем кажется, а иногда кажется, что он выглядит несколько старше, чем есть.
Девушка смотрит на парня и собаку с укоризной:
-- Эй! Может быть, вы остановитесь хоть на пару секунд?
Пес слышит ее голос, садится на задние лапы, поднимает над макушкой лохматое ухо, поворачивает к ней белую от снега морду, смотрит внимательно несколько мгновений, а потом снова уносится куда-то большими прыжками, проваливаясь всеми лапами. Парень глядит на него, на нее и широко ухмыляется -- в этот момент он выглядит на шестнадцать.
-- Ты скоро? -- спрашивает она.
-- Наверное. Я постараюсь. С этими самолетами никогда не знаешь наверняка.


А люди в зале ожидания потихоньку прибывают, некоторые из них нервно смотрят на часы и то и дело поглядывают на табло, на котором все те же буквы: "Рейс хххх задерживается". И больше никакой информации. И никаких тебе темных точек в небе, что были бы сначала еле заметны на фоне зимнего неба, а потом все увеличивались, увеличивались, отращивая крылья и хвосты.
Девушка так же неподвижно стоит у огромного, во всю стену окна, вглядываясь за стекло, где носятся кружась белые снежинки -- словно в стеклянный шар с домиком внутри на опушке из ваты, который только что очень сильно потрясли.

В котором девушка в теплых сапожках на толстой подошве без каблука, в светлой куртке и свитере и парень с волосами цвета меди в черной короткой куртке с откинутым назад капюшоном идут держась за руки по тропинке, петляющей между деревьями, а впереди мелькает хвост и уши большой пушистой серой собаки, которая то взбирается на пригорки, то ныряет самые глубокие сугробы. Он без перчаток, ее варежки висят, привязанные к рукавам куртки, теплая ладонь в теплой ладони греют куда лучше шерсти. Хотя не так уж и холодно вокруг, даже снег не колет холодом, он мягкий, пушистый и почти теплый.
-- Я тебя жду-жду, жду-жду...
-- Я скоро, малыш. Просто птица в турбину попала. И какого фига, спрашивается, они летают на той же высоте, что и птицы?..
-- Но ты же прилетишь?
-- А куда я денусь?
Она сжимает его ладонь, он отвечает ей улыбкой, потом приобнимает ее за плечо, сильно и нежно.
-- Ты там только дождись меня ладно?
-- Куда я денусь? Куда я без тебя? Ну где-же ты?..


...Шепчет она чуть слышно, как заклинание, снова и снова.
На щеках блестит что-то вроде растаявших от тепла снежинок. За окном идет снег, кажется все усиливаясь, хотя куда уж дальше то?.. Крохотный на фоне самолетов тягач цепляется к переднему колесу одного из них длинной оранжевой трубой и тянет его куда-то, застревая в кучах снега.
Время за полдень, аэропорт жужжит, как растревоженный сонный улей. Надписи "рейс хххх задерживается" на табло уже нет, только одинокий курсор мигает в левом верхнем углу. Люди в зале ожидания смотрят друг на друга и по сторонам, кто-то перешептывается между собой, кто-то прислушивается к шепоту. "Птица... в турбину..." -- доносится до девушки обрывок чьей-то речи. Она не оборачивается, только видно, как белеют костяшки пальцев, когда руки еще крепче вцепляются в металлическую трубу, заменяющую здесь подоконник.
По залу быстрым шагом передвигаются люди в форме работников аэропорта. Они подходят к некоторым из сидящих, что-то спрашивают тихим голосом, кого-то вежливо, но настойчиво уводят за собой. Внезапно по залу проносится крик; кричит женщина, не какие-то слова, а что-то нечленораздельное, что-то вроде "ууаааааааа...", переходящий то ли во всхлип, то ли в глухой стон. Сидящие в зале оглядываются нервно, ежатся, избегают смотреть друг другу в глаза. Девушка у окна еще сильнее сжимает пальцы. Если бы кто-нибудь посмотрел на нее с улицы, он бы увидел, как в беззвучном шепоте движутся ее губы; и он -- этот кто-то -- наверняка мог бы подумать, что она молится. Но, во-первых, смотреть снаружи на нее некому -- у них там и без нее слишком много забот, а во-вторых, нет у нее привычки молиться. Ее губы безостановочно шепчут одни и те же два слова.
За ее спиной останавливается женщина средних лет, на ее рукаве повязка, на которой написано: "скорая психологическая помощь". Женщина смотрит на нее пристально, неподвижно, больше минуты. Потом пожимает плечами и уходит прочь.
А за стеклом идет снег, поднимается ветер, ветер кружит снежинки, и уже непонятно, летят они сверху-вниз, снизу-вверх или по кругу. Девушка в светлой куртке прижимается к стеклу, стараясь сфокусировать свой взгляд так, что бы видеть только снежинки, а не самолеты, взлетные полосы и лес. И, закрывая глаза, продолжает наблюдать за снежным хороводом, а потом, словно отталкиваясь от пола, стекла, поручней, здания аэропорта, взлетных полос, земли, неба, устремляется за ним вслед.

Туда, где зимнее солнце отражается в миллионах снежинок миллионами маленьких солнышек, а ветви деревьев, покрытые толстым пушистым слоем инея склоняются над тропинкой так, что кое-где приходится пригибаться, чтобы пройти. Тропинка еще раз поворачивает и вдруг утыкается в деревянную изгородь и приоткрытую калитку. За ней, шагах в двадцати наконец показывается дом, на дым из трубы которого они ориентировались когда шли сюда. Дом небольшой, но такой ладный и уютный, два окошка первого этажа, справа от двери, светятся теплым неярким огнем. Внутри, сразу за ними стоит деревянный стол, на котором ждут две чашки с горячим шоколадом, а напротив потрескивает дровами камин. Еще одно окошко, круглое, прикрытое шторами цвета теплого свежего меда, располагается наверху, между скатами крыши.
Большая пушистая серая собака обогнала их и теперь сидит на крыльце приподняв ухо и глядит на них вопросительно, дескать, пришли же, чего не заходите...
Парень в черной куртке с откинутым назад капюшоном стоит, прислонившись к изгороди и смотрит то ли насмешливо, то ли печально -- девушка в светлой куртке с толстой темной косой и блестящими от снежинок кисточками над ушами, не успевает понять, как именно, потому что он вдруг резким движением обнимает ее за плечи и прижимает к себе. Она утыкается ему в шею, обнимая его в ответ.
-- Тебе грустно? -- спрашивает он и сам отвечает. -- Да, я знаю. Грустно и страшно. Пожалуйста, не бойся. Я сказал тебе, что приеду, это значит, я приеду. Слышишь меня? Слышишь?
И он гладит ее по волосам, а она зарывается еще глубже в ворот его куртки, еще крепче вцепляясь лапами, и шепчет:
-- Где ты? Где ты? Гдеты? Гдетыгдетыгдетыгдеты...
-- Пойдем, -- говорит он, снова проведя рукой по голове. -- У меня там шоколад и шарлотка. Я растопил бельгийский, между прочим... Держись, малыш, я скоро. Подожди еще совсем-совсем чуть-чуть. Время -- на самом деле ерунда, особенно когда знаешь, как с ним обращаться. Вот смотри -- мы тут столько с тобой шляемся, а шоколад еще даже не остыл...


А в зале ожидания аэропорта день движется к концу. Снег все не прекращается, застилая пространство за окном сплошной белой пеленой. Темнеет, и чтобы разглядеть там, снаружи, хоть что-то, девушке у окна нужно прижимать ладони к лицу, ограждая глаза от яркого света флюоресцентных ламп.
Аэропорт постепенно пустеет, потом вновь заполняется людьми, потом снова пустеет. Девушке то кажется, что прошло совсем немного времени, а то -- что целая вечность. Наверное это и есть "правильно обращаться с временем".
А она стоит у окна, молча и неподвижно, ни на кого не обращая внимания, и люди в ответ тоже ее не замечают, спеша по своим делам. Даже охранник аэропорта, в чьи обязанности входит выпроваживать из здания случайных гостей, лишь вроде бы замедляет шаг, проходя мимо, но через мгновение вновь ускоряет ход.
На ее волосах, ресницах и вороте свитера сверкают в свете ламп, не тая, идеально правильные снежинки, но этого никто не замечает. Не замечает и она, глядя сквозь взлетное поле, лес и линию горизонта, за которой в ее сторону тянется цепочка следов на снегу, медленно приближаясь. Каждый шаг -- слово, два шага -- два слова, именно те, что она шепчет одними губами.

И где-то там, у кромки леса, в середине хрустального шара со снежинками, она стоит на первой ступеньке крыльца и небрежными движениями треплет по загривку сидящую перед ней большую серую собаку. А за ее спиной тихо беззвучно стоит высокий рыжеволосый лохматый парень в черной короткой куртке с откинутым назад капюшоном. И кажется уже можно оборачиваться.
-- Привет! -- говорит он, делая к ней два оставшихся шага. -- Прости, что так долго. Никогда больше не полечу самолетом. Уж этой авиакомпанией -- точно.
Он берет ее ладони в свои, затем обнимает и проводит рукой по волосам, сбрасывая снежинки.
-- Пойдем?
Она кивает, прижимается подбородком к его шее и не двигается с места.
-- ...А еще они раздолбали мой багаж, -- продолжает говорить он, -- с 8000 метров. А там был мой подарок. Блин.
Он, наконец, увлекает ее за собой, и они пересекают зал ожидания, спускаются по лестнице на первый этаж и направляются к выходу.
На улице их поджидает большая пушистая серая собака с умной мордой, длинным хвостом и ушами на макушке.
И снег.

@музыка: A-Ha - Angel In Snow

Аварийный восход

главная